Исключение не единственного жилья из конкурсной массы судебная практика

Содержание

Банкротство и ипотека, как сохранить квартиру и избавиться от долгов?

Исключение не единственного жилья из конкурсной массы судебная практика

Многие слышали, что в октябре 2015 года вступил в законную силу Закон о внесении поправок в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Стало возможно банкротство физических лиц. 

Достаточно много людей, имеющие ипотеку, оказались в следующей ситуации: 

  1. Потеряв заработок, человек оказался в долгах, выплатить которые возможности нет. 
  2. Найти работу, позволяющую оплатить всю задолженность разом, не представляется возможным.
  3. Погашение задолженности по частям никакого эффекта не дает, поскольку скорость увеличения размера процентов значительно выше скорости выплаты задолженности.
  4. Пройти процедуру банкротства человек не хочет, поскольку боится лишиться единственного жилья, которое находится в ипотеке. 

Что делать в такой ситуации? Как сохранить квартиру (жилье) и избавится от долгов?

Рассмотрим два варианта возможного развития событий. 

Запись передачи на радио с Крыловой Вероникой на темы:

1) ипотека и банкротство 2) наследство и банкротство

Your browser does not support the audio element.

Ситуация 1. Есть текущая задолженность 500 000р. Задолженности по ипотеки нет. 

Наиболее часто встречающийся случай в нашей практике. 

Предположим, у человека достаточно много кредитов и есть ипотека. 

Чаще всего если средств перестает хватать на выплату всех платежей, гражданин перестает платить по всем платежам кроме ипотеки, так как хочет сохранить жилье.

В таком случае, по оставшимся обязательствам сумма задолженности достаточно быстро достигнет 500 000 рублей, но при этом по ипотеке задолженность будет отсутствовать. 

Очень часто юристы не рекомендуют начинать процедуру банкротства из опасения потерять единственное жилье. Но так ли это на самом деле? Мы оспариваем данный миф.

Если не интересно как мы пришли к нашим выводам, можете сразу перейти к итогам.

Обратимся к положениям ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Согласно п.п. 1,3 ст. 213.25 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» все имущество гражданина, имеющееся на дату принятия решения арбитражного суда о признании гражданина банкротом и введении реализации имущества гражданина и выявленное или приобретенное после даты принятия указанного решения, составляет конкурсную массу, за исключением имущества, определенного пунктом 3 настоящей статьи.

Из конкурсной массы исключается имущество, на которое не может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским процессуальным законодательством.

Согласно ч 1 ст.

446 Гражданского процессуального кодекса взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

Из совокупности указанных норм следует, что в деле о банкротстве гражданина не может быть наложено взыскание на единственное жилье гражданина. 

Единственным исключением из данного правила является предмет ипотеки.

Между тем, законодатель делает оговорку: «если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание»

Таким образом, мы имеем два обязательных основания, при наличии которых можно наложить взыскание на квартиру: 

  1. Наличие ипотеки
  2. Если согласно законодательству об ипотеке на такое имущество может быть наложено взыскание.

Тем самым Законодатель отсылает нас к ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)».

Согласно п. 1 ст.

50 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» Залогодержатель вправе обратить взыскание на имущество, заложенное по договору об ипотеке, для удовлетворения за счет этого имущества названных в статьях 3 и 4 настоящего Федерального закона требований, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обеспеченного ипотекой обязательства, в частности неуплатой или несвоевременной уплатой суммы долга полностью или в части, если договором не предусмотрено иное. 

Залогодержатель вправе обратить взыскание на имущество, заложенное по договору об ипотеке, для удовлетворения за счет этого имущества требований, указанных в настоящем пункте и вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обеспеченного ипотекой обязательства должником, в отношении которого введены процедуры, применяемые в деле о банкротстве.

Между тем, если гражданин исполняет свои обязательства по Договору, обеспеченному ипотекой в полном объеме, на дату рассмотрения дела о банкротстве просрочек в платежах не имеется, у Кредитора не возникает ни права обратиться в суд с требованием о включении в реестр кредиторов, ни с требованием о наложении взыскания на квартиру. 

Для всех остальных Кредиторов само по себе наличие залога ничего не меняет, для них такое имущество по-прежнему остается единственным жильем, а значит, наложить взыскание на такое имущество нельзя. 

Вывод

Если нет задолженности по ипотеке, но есть долги больше 500 000р., то можно обратиться в суд с заявление о банкротстве. И в результате процедуры банкротства физического лица Вы будете освобождены от долгов и сможете спокойно продолжить выплату по Кредитному договору за квартиру.

Так Ваше единственное жилье останется с Вами. 

Услуги по банкротству физических лиц

Мы готовы бесплатно проконсультировать по вопросам банкротства физического лица именно по Вашей ситуации

Ситуация 2. Есть задолженность по ипотеке. 

Если доход снизился настолько, что Вы не можете оплачивать свои обязательства по кредиту, или исполнение обязательств стало невозможным по обстоятельствам, независящим от вас (например, вы в числе пострадавших валютных ипотечников), что делать в таком случае? 

Выходом из ситуации по-прежнему может стать ФЗ «о несостоятельности (банкротстве)». Однако, в данном случае процедура будет несколько сложнее. 

Если у Вас имеется доход, однако, его не достаточно для того, чтобы продолжить исполнение обязательств, но вы хотите сохранить жилье, есть возможность начать процедуру реструктуризации задолженности. 

Суть процедуры реструктуризации задолженности заключается в следующем. 

Арбитражный суд проверяет Вашу платежеспособность на сегодняшний день и устанавливает признаки банкротства. 

Должник предоставляет в суд план реструктуризации

Главное требование к плану финансового оздоровления – погашение задолженности в течение трех лет (речь о текущей, т.е. уже возникшей задолженности). 

В процедуре реструктуризации задолженности есть возможность не только восстановится в графике платежей, но и поменять невыгодные условия Договора, снизить штрафные санкции.

Как правило, банки не имеют прямой цели отобрать у Вас квартиру, но в результате большого бюрократического взаимодействия звеньев банковской системы вопросы реструктуризации задолженности во внесудебном порядке решаются достаточно долго и сложно. 

Пока банковские сотрудники направляют Ваши документы в Москву для рассмотрения вопроса о реструктуризации (практически у всех банков юридический отдел находится в Москве) Вы теряете самое ценное – время, за которое начисляются проценты и штрафные санкции. Ко времени принятия решения, как правило, что – то исправить уже достаточно сложно. 

В процедуре банкротства данная процедура сокращается до времени рассмотрения дела в суде – не более трех месяцев. 

Таким образом, Вы сможете остановить начисление штрафных санкций, процентов, сохранить жилье и вероятно, даже улучшить условия Договора. 

Удачи Вам! 

Обновление 1.02.2019

К сожалению, вынуждены констатировать, что изменилась ситуация по вопросу ипотеки в банкротстве.

Наша практика потеряла актуальность в связи с вынесением Постановления Пленума Верховного Суда России от 25 декабря 2018 г. № 48 “О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан”

В частности, согласно п. 5 названного Постановления Исходя из особенностей правового статуса единственного пригодного для постоянного проживания жилого помещения, находящегося в залоге, судам необходимо учитывать следующее. Если кредитор по требованию, обеспеченному залогом единственного пригодного для постоянного проживания должника и членов его семьи жилого помещения, не предъявил это требование должнику в рамках дела о банкротстве либо обратился за установлением статуса залогового кредитора с пропуском срока, определенного пунктом 1 статьи 142 Закона о банкротстве, и судом было отказано в восстановлении пропущенного срока, такой кредитор не вправе рассчитывать на удовлетворение своего требования за счет предмета залога, в том числе посредством обращения взыскания на данное имущество вне рамок дела о банкротстве. Соответствующее требование учитывается в реестре требований кредиторов как не обеспеченное залогом. В этом случае жилое помещение считается не вошедшим в конкурсную массу в силу пункта 3 статьи 213.25 Закона о банкротстве, право залога на него прекращается после завершения процедуры реализации имущества при условии освобождения должника от дальнейшего исполнения обязательств (пункт 3 статьи 213.28 Закона о банкротстве, статья 352 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

Таким образом, до вынесения указанного Постановления можно было продолжать производить платежи по ипотеке. Банки получали выплаты и не включались в реестр кредиторов должников.

В случае, когда банк все-таки включался, можно было говорить об отсутствии нарушения прав банка, т.к.

выплаты по ипотеке производятся, а банк в случае прекращения выплат сможет наложить взыскание на квартиру в любое время вне зависимости от процедуры банкротства.

После принятия указанного Постановления ситуация изменилась полностью. Теперь, если банк не включается в реестр кредиторов в деле о банкротстве, залог на квартиру прекращается, соответственно, банк несет большие риски.

Теперь банк в любом случае включается в реестр кредиторов и просит наложить взыскание на квартиру.

Общий итог. 

В случае необходимости банкротства и желания сохранить ипотечную квартиру мы рекомендуем рассмотреть варианты:

  1. раздел имущества супругов перед банкротством, в т.ч. ипотечного жилья
  2. перезаключение ипотечного договора на другое лицо (выкуп предмета ипотеки, выкуп долга, либо договориться с банком о замене заемщика)

ВНИМАНИЕ! Появилась свежая положительная практика по исключению ипотечной квартиры в процедуре банкротства. Приглашаем на бесплатную консультацию по вопросу банкротства одного из супругов с сохранением ипотеки.

В нашей практике появились и иные варианты разрешения вопроса, но они более индивидуальны. 

В любом случае мы рекомендуем перед началом любых действий обратиться к опытному юристу с практикой не только банкротных дел. В данном случае должна быть обширная практика ведения семейных споров, кредитных и залоговых споров, договорных правоотношений.

Источник: https://krylovy.com/blog/bankrotstvo-fiz-lits/98-bankrotstvo-i-ipoteka-kak-sokhranit-kvartiru-i-izbavitsya-ot-dolgov

Исключение не единственного жилья из конкурсной массы судебная практика

Исключение не единственного жилья из конкурсной массы судебная практика

в период обращения взыскания на спорную квартиру были направлены не на свободу перемещения и выбор места жительства, а на создание видимости наличия обстоятельств, препятствующих обращению взыскания на спорную квартиру, что свидетельствует о недобросовестном поведении должника, который злоупотребляет правом, пытаясь уйти от уплаты долга».Наконец раскрываем, в чем же выражались действия должника, которые суд признал недобросовестными.Так, при исполнении судебного акта о взыскании с Фрущака А.В.

в пользу Кузнецова А.Л. долга, судебные приставы-исполнители и кредитор столкнулись с рядом противодействий со стороны должника.В период обжалования Фрущаком А.В.

судебного акта о взыскании с должника задолженности по договору займа спорная квартира была передана супруге, с который должник расторг брак и заключил соглашение о разделе имущества супругов.

Бывшая супруга, в свою очередь, зарегистрировалась в ней, а потом подарила квартиру дочери. Правда, в последующем, сделки были признаны недействительными, и спорная квартира возвращена в собственность Фрущака А.В., который не стал добровольно исполнять решение о признании сделок недействительными.

Государственная регистрация права собственности на квартиру была осуществлена с помощью исполнительских действий судебного пристава-исполнителя, который к тому времени уже возбудил исполнительное производство по взысканию долга по договору займа.

Следует отметить, что с момента покупки спорной квартиры должник в ней не проживал, он был зарегистрирован по фактическому месту жительства со своей супругой.

Однако в 2015 году он добровольно написал заявление о снятии с регистрационного учета по своему основному месту жительства, чтобы зарегистрироваться в спорной квартире.

Но не успел осуществить задуманное, чтобы воспользоваться имущественными (исполнительским) иммунитетом, так как пристав, возвратив в собственность должника его квартиру, наложил на нее арест, исключив возможность регистрации должника и членов его семьи.

Этот арест длился до того момента, как Фрущак А.В. подал в Арбитражный суд г. Москвы заявление о признании себя банкротом.

Должнику не помог даже судебный процесс, инициированный его дочерью, в котором он добровольно признал заявленные истцом требование о признании утратившим права пользования квартирой по основному месту жительству (из которой он до суда добровольно снялся с регистрационного учета).

Вышеуказанные действия совершались Фрущаком А.В.

в период обращения взыскания на спорную квартиру.

Таким образом, Президиум Московского областного суда установил, что совершенные должником действия по недопущению реализации спорной квартиры для погашения установленной судом задолженности перед кредитором характеризуют его недобросовестность, должник злоупотребил правом.

Однако поскольку, получив денежные средства в долг и приобретя на них спорную квартиру, должник не имел цели возвращать их, он решил воспользоваться институтом банкротства.Не получив удовлетворения своих намерений вывести из-под удара пятикомнатную трехэтажную квартиру общей площадью порядка 200 кв.м.

Обзор судебной практики по делам о банкротстве физических лиц.

Критерии выбора единственного жилого помещения должника, исключаемого из конкурсной массы

(цитирование из судебного акта первой инстанции). 4). Отклонены возражения, содержащие ссылки на другие нормативные акты.

«Довод заявителя кассационной жалобы о том, что судами не применен закон, подлежащий применению, а именно положения ЖК РФ, и принятое в его развитие Положение о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденное Правительства РФ от 28.01.2006 № 47, поскольку, по мнению кредитора, только этими нормативными актами установлены критерии признания жилого помещения пригодным, либо непригодным для проживания), отклоняется судебной коллегией, как основанный на неверном толковании норм права самим кредитором»

.5). Суд счел, что Кредитором не доказано то, что трехкомнатная квартира превышает потребности должника и сохранение за должником такого жилья не отвечает той цели, которая была заложена законодателем при введении исполнительского иммунитета.6).

Суд отклонил довод о том, что от продажи однокомнатной квартиры можно купить двухкомнатную квартиру (довод оценен только в суде первой инстанции).

«Доводы кредитора о возможности продажи принадлежащей должнику однокомнатной квартиры и приобретении двухкомнатной квартиры в этом же районе подлежат отклонению, поскольку право выбора жилья, в котором должник будет проживать, принадлежит ему»

Источник: https://avtoritet-delo.ru/iskljuchenie-ne-edinstvennogo-zhilja-iz-konkursnoj-massy-sudebnaja-praktika-88903/

Единственное жилье при банкротстве физического лица: что к нему относят, могут ли забрать и когда оно подлежит продаже?

Исключение не единственного жилья из конкурсной массы судебная практика

В 127-ФЗ «О банкротстве» прописано, что все имущество должника на момент введения этапа реализации подлежит инвентаризации и изъятию. Но есть некоторые исключения из данного порядка, которые представлены в перечне неприкасаемого имущества Гражданско-процессуального кодекса.

Что относится к категории единственного жилья

В 127-ФЗ при определении перечня исключаемого имущества из конкурсной массы содержится отсылка к Гражданско-процессуальному кодексу. В ст. 446 ГПК в перечне собственности с имущественным иммунитетом представлено, помимо другого имущества, единственное жилье. Речь может идти о квартире, комнате или жилом доме.

Так, если у должника в собственности есть квартира и дача, то квартира не подлежит продаже, так как она выступает единственным жильем. Дача не может являться единственной недвижимостью, так как на ней должник из-за отсутствия коммуникаций проживать не может. Поэтому дачный дом и участок могут быть проданы.

Согласно указанной правовой норме, под единственным жильем понимается жилое помещение, которое для должника и членов его семьи является единственно пригодным местом для проживания. Основные проблемы при практическом применении данного термина в судебной практике связаны с тем, что законодательно не уточняется, каким критериям должно отвечать такое жилье.

Могут ли у должника изъять единственное жилье

Единственное жилье не допускается изымать в ходе банкротства. Нередко участники дела о банкротства сталкиваются с сопротивлением кредиторов при исключении единственного жилья из конкурсной массы, которые пытаются всеми способами добиться его реализации.

Так, в деле А41-84978/2015 кредиторы настаивали на продаже дома, принадлежащего должнику, указывая на его избыточную площадь для проживания банкрота.

Они ходатайствовали перед судом о его продаже и покупке должнику более скромной недвижимости.

Естественно, они получили отказ в суде, так ни в одной законодательной норме не содержится упоминаний об избыточной площади для проживания. По данному вопросу проиграли кредиторы и кассационные суды.

Также по указанному вопросу есть решение Конституционного суда РФ №11-П от 2012 года. Хотя данное постановление было вынесено до введения процедуры банкротства, оно применимо и к этому процессу.

Высший суд указал, что законодательно не установлено понятия «слишком большое жилье для должника». В законодательстве отсутствуют нормы, которые бы разрешали изымать единственное жилье при банкротстве, ориентируясь только на стоимость квартиры или иной недвижимости в соотношении с размером задолженности.

Но в ходе этапа реализации имущества может открыться тот факт, что должник владел несколькими квартирами незадолго до банкротства, но в преддверии процесса избавился от всей собственности, кроме единственного жилья. Управляющий может проанализировать заключенные за последние три года сделки и оспорить их.

Если сделка была заключена за пределами трехлетнего периода, то она не может быть оспорена.

Управляющий вправе признать недействительной сделку, которая предполагала отчуждение недвижимого имущества, в пределах 3 лет до начала процедуры. Оспорить можно следующие виды сделок:
  1. Безвозмездные. Например, должник передал по дарственной все свое имущество, или по соглашению о разделе имущества после развода вся собственность перешла бывшей супруге.
  2. Сделки, заключенные с заинтересованными лицами – близкими родственниками.
  3. Сделки, подписанные на нерыночных условиях по заведомо заниженным ценам.

Если по результатам оспаривания сделок должника выяснится, что у него есть несколько пригодных мест для проживания, то решение о том, какое из них подлежит продаже и реализации, принимает суд.

Но даже если должник в последние 3 года совершал с единственным жильем перед банкротством какие-либо сделки, то оспорить их нельзя. Дело в том, что по ст. 61.1 127-ФЗ управляющий может оспорить сделки, которые нарушают имущественные права кредиторов.

Могут ли у должника изъять единственное жилье, если оно в ипотеке

Многие должники полагают, что единственное жилье исключается из конкурсной массы, и в связи с этим это правило распространяется и на купленную ими в ипотеку квартиру.

На самом деле это не так: заложенная по ипотеке квартира имеет особый статус. Она не находится в собственности должника до момента полного погашения им задолженности перед банком.

Он вправе пользоваться квартирой или домом, но не может ее продать.

Взыскание на ипотечную квартиру происходит не по нормам ГПК, а на основании Закона «Об ипотеке».

Должнику предстоит расстаться с ипотечной квартирой в ходе процедуры признания финансовой несостоятельности с большой долей вероятности. До 2019 году у должника, который добросовестно исполнял свои ипотечные обязательства, была потенциальная возможность обанкротиться по всем остальным долгам и остаться с ипотечной квартирой.

После выпуска Постановления ВС №48 от 2018 года в судебную практику должно войти единообразие по вопросу статуса залогодержателя. Здесь указано, что те кредиторы, которые не включат свои требования в реестр, утрачивают свой статус залогодержателя.

Они не вправе требовать реализации предмета залога для преимущественного удовлетворения обязательств перед ними (ипотечная квартира может быть продана для погашения долгов перед всеми кредиторами без учета преимуществ с учетом их доли и очередности).

При реализации предмета залога его начальная цена устанавливается управляющим при согласовании с залоговым кредитором. При отсутствии согласия одной из сторон с предложенной ценой данный вопрос передается на рассмотрение судом.

Взыскание залога осуществляется на основании соблюдения таких условий:

  1. Просрочка составила более 3 месяцев.
  2. Размер долга превысил 5% от стоимости имущества.

После того как залоговое имущество было реализовано, то 70% подлежит передаче залоговому кредитору, 20% нужно для погашения иных кредиторских требований, 10% направляется на судебные расходы и вознаграждение управляющего.

Что будет, если должник — собственник нескольких жилых помещений

Если в собственности должника находится несколько жилых помещений, то решение о том, какое подлежит изъятию и продаже, принимает суд.

Такое решение он должен принять при соблюдении баланса интересов кредиторов и должника. В законе нигде нет правила о том, что большая по стоимости или площади недвижимость обязательно должна быть продана.

Ведь в результате этого могут пострадать интересы членов семьи должника.

Обычно суды учитывают, чтобы в сохраняемой за должником жилплощади оставалась нужная по размерам площадь для проживания всех членов семьи. То есть если суд решит продать большую по площади квартиру, то он может автоматически сделать семью нуждающейся в улучшении жилищных условий.

Также суду следует учитывать интересы несовершеннолетних. Если в одной из квартир у детей есть доли в собственности, то без согласия органов опеки на сделку квартиру продать не получиться. А они практически никогда не одобряют сделки, затрагивающие интересы несовершеннолетних.

Нужно также понимать разницу между правом собственности на квартиру и проживанием в ней. Так, если лицо владеет одной квартирой, а проживает в другой, то это не означает, что у него есть несколько жилых помещений. Взыскание налагается только на квартиры в собственности.

Если недвижимость арендуется у частного лица или муниципалитета, то включить ее в конкурсную массу управляющему не разрешается.

Что будет с единственным совместно нажитым жильем супругов

Единственная недвижимость не входит в конкурсную массу независимо от того, относится ли она к совместно нажитому имуществу или нет. То есть супруга должника может не опасаться за единственную квартиру.

Но если у супругов есть в собственности иное имущество, то по умолчанию на него распространяется режим совместного владения. Такая собственность подлежит включению в конкурсную массу. Она будет выставлена на торги и по результатам продажи супруге банкрота должны передать 50% от стоимости (считается, что каждому супругу принадлежит 1/2 в собственности).

В случае если супруга должника получила квартиру в рамках безвозмездной сделки, и средства из семейного бюджета на нее не тратились, то такая квартира не войдет в конкурсную массу. Дело в том, что это имущество не относится к совместно нажитому и полностью принадлежит супруге должника.

Примером может стать унаследованная супругой квартира от родителей или приватизированная недвижимость.
Но если квартира куплена в период брака, на нее устанавливается совместная собственность, даже если фактически расходы на покупку произвел один из супругов.

На практике до реализации совместной собственности супругов доходит не всегда и она может быть сохранена за семейной парой.

Таким образом, единственное жилье по результатам банкротства всегда остается за должником. Это правило распространяется как на реализацию имущества при исполнительных производствах, так и в ходе процедуры признания несостоятельности.

Исключение составляют заложенные в ипотеку квартиры: они подлежат изъятию и продаже. В случае если у должника несколько квартир в собственности, то арбитражный суд должен решить, какую из них оставить за банкротом, а какая подлежит реализации на торгах.

При этом судья должен соблюсти баланс интересов кредиторов и самого банкрота.

Источник: https://zakonguru.com/bankrotstvo/fizicheskix-lic/edinstvennoe-zile.html

Когда можно лишиться единственного жилья при банкротстве, разъяснения ВС по делу № 305-ЭС18-15724

Исключение не единственного жилья из конкурсной массы судебная практика

Если у гражданина имеются крупные долги перед банками, прочими кредиторами, избавиться от них допустимо посредством прохождения через процедуру личного банкротства. В ходе нее дело может дойти до продажи объектов собственности. В которые включены автотранспорт, предметы роскоши, но в первую очередь недвижимость.

Многие слышали о том, что на единственное жилье при банкротстве не допускается обращать взыскание в соответствии с законодательством. Практика говорит о том, что это не так.

Особенно это касается случаев злоупотреблений правами со стороны должника, если он сознательно предпринимает действия для того, чтобы специально сделать жилье единственным для проживания.

Могут ли при банкротстве забрать единственное жилье: суть спора

Чтобы избавиться от претензий кредиторов недвижимое имущество переписывается обязанной стороной на родственников, с ним совершаются и другие операции. Недавно Верховный Суд рассмотрел одно из показательных дел.

События начали отсчет еще с 2007 года. Тогда гражданин Федотов получает в долг у Петрова (обе фамилии изменены) 250 тысяч долларов в качестве займа. На эти деньги гражданин, впоследствии приобрел пятикомнатные апартаменты в подмосковном Одинцове.

До этого заемщик был уже зарегистрирован и постоянно проживал в квартире, принадлежавшей его дочери после завершившейся приватизации. Данное обстоятельство затем сыграло важное значение в судебных тяжбах.

Должник полученную сумму вовремя не отдал, и право ее требования перешло к Потапову (фамилия также изменена). Он подал иск в суд о взыскании с Федотова суммы в размере восьми с половиной миллионов рублей.

Дальше был наложен арест квартиру в Одинцове, который затем был снят. Причина – отказ Потапову в иске о взыскании задолженности.

После этого в августе 2011 года заемщик заключает со своей супругой Соловьевой соглашение по разделу имущества. В результате спорная пятикомнатная квартира достается Соловьевой.

Дальнейшее развитие событий

В сентябре 2011 года суд повторно удовлетворяет требования Потапова к Федотову по задолженности. Примерно тогда же Соловьева переоформляет квартиру на свое имя и делает дарственную по ней на дочь.

Зимой 2012 года брак между супругами расторгнут. Через год суд признает недействительными соглашение о разделе имущества в части квартиры, договор дарения в отношении нее.

В феврале 2015 года собственником недвижимости вновь становится Федотов. После этого на нее налагается очередной арест со стороны приставов в обеспечение требований Потапова.

В 2017 году должник подает заявление о собственном банкротстве. Практически одновременно он снимается регистрации с прежнего места проживания и прописывается в Одинцово.

В ходе банкротства Федотов попросил арбитражный суд исключить квартиру из конкурсной массы по мотивам того, что она является для него единственным местом проживания.

Судебные решения

Арбитражный суд города Москвы своим определением от 20 февраля 2018 года ходатайство удовлетворил. Две последующие инстанции оставили данный судебный акт без изменений.

Свое решение они мотивировали тем, что не допускается изъятие единственного жилья при банкротстве.

Тогда Потапов направил кассационную жалобу в Верховный Суд РФ. Он принял решение удовлетворить ее.

Доводы коллегии судей по экономическим спорам подробно расписаны в определении от 29.11.2018 г. по делу № 305-ЭС18-15724. Вот их основной смысл.

Верховный суд об изъятии единственного жилья при банкротстве: что решила кассация

В первую очередь суд обратил внимание на то, что порядок обращения взыскания на единственное недвижимое имущество действует как для исполнительного производства, так и для процедуры банкротства физического лица.

На момент подачи Федотовым заявления в суд приставы уже занимались принудительным взысканием долга в пользу Потапова. На стадии исполнительного производства была подтверждена законность ареста квартиры Федотова в Одинцово и передача ее на торги.

Кроме того, другими решениями судами общей юрисдикции было установлено, что переводя недвижимость в разряд единственной, должник допустил злоупотребление правом, что противоречит ст. 10 ГК РФ.

А также кредитор (Потапов) настаивал на том, что после обращения в суд противоположная сторона не перестала совершать действия, направленные на вывод спорной квартиры из-под взыскания. Должник зарегистрирован в спорном жилье после начала процедуры банкротства.

Кассационная инстанция отметила, что арбитражные суды не приняли во внимание предыдущие решения по спору между Федотовым и Потаповым. Более того, им не была дана должная правовая оценка.

В результате, вопрос об исключении квартиры, принадлежащей Федотову в Одинцово из конкурсной массы передан на новое рассмотрение в арбитражный суд города Москвы.

Обращение взыскания на единственное жилье при банкротстве: мнение эксперта

Сейчас суды часто принимают во внимание признаки, свидетельствующие о злоупотреблении должником своими правами.

Можно найти много случаев практического применения статьи 10 ГК РФ. А в ней, в том числе, сказано о том, что совершаемые действия не должны быть направлены во вред третьим лицам.

Не исключено, что уже в 2019 году начнется упорядочение законодательства в части возможности и процедуры обращения взыскания на жилое помещение, которое для должника единственное.

Ведь еще несколько лет назад Конституционный Суд высказался о том, что нормативная база нуждается в корректировке. Более того, есть информация о том, что Минюст готовит для внесения в Госдуму соответствующий законопроект.

Основные выводы

Действительно, в ст. 446 ГПК РФ указано, что единственное жилье должника не рассматривается в качестве объекта для исполнительных действий. Поэтому изобретаются разные схемы для того, чтобы не потерять недвижимость в рамках существующих долгов.

Верховный Суд дал понять, что имущество бывшего супруга при банкротстве также берется в расчет. Ведь по рассмотренному делу соглашение о разделе собственности фактически было фиктивным.

Кроме того, важно учесть и адрес постоянной регистрации должника. Если он не совпадает с местонахождением спорного имущества, то на недвижимость вполне допустимо обратить взыскание.

Полезно привести также и следующие тезисы:

  1. На единственную жилую собственность обращается взыскание тогда, когда прослеживается злоупотребление правом.
  2. В делах о банкротстве суды должны учесть предыдущие судебные решения по спору между кредитором и должником.
  3. Заинтересованной стороне полезно ознакомится с последней судебной практикой, ведь она часто излагается в поддержку их интересов.

Процедура неплатежеспособности должника часто длится месяцами. Поэтому тем лицам, перед которыми существует задолженность, важно вовремя подобрать механизмы для своевременного отстаивания собственных интересов.

Олег Росляков, источник sud-isk.ru.

Обязательно поделитесь с друзьями!

Источник: https://sud-isk.ru/novosti/edinstvennoe-zhile-pri-bankrotstve.html

Суд отказался исключать из конкурсной массы должника единственное жилье стоимостью 28 млн руб

Исключение не единственного жилья из конкурсной массы судебная практика

12 апреля Арбитражный суд г. Москвы вынес определение по спору между кредитором и должником относительно исключения из конкурсной массы единственного жилья последнего. Напомним, ранее «АГ» писала о том, что Верховный Суд РФ отменил решения нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Обстоятельства дела

Как сообщала ранее «АГ», в мае 2007 г. Анатолий Фрущак занял 250 тыс. долларов США у физлица, впоследствии уступившего Андрею Кузнецову право требования возврата займа по договору цессии.

В августе прошлого года суд признал заемщика банкротом и ввел в отношении него процедуру реализации имущества должника, назначив финансового управляющего. Единственным кредитором был Андрей Кузнецов, его требование на сумму 13,8 млн руб.

включили в третью очередь реестра требований кредиторов.

ВС допустил изъятие у гражданина-банкрота единственного жилья стоимостью 28 млн руб.Суд указал, что должник не опроверг доводов кредитора о том, что целью подачи заявления о собственном банкротстве была попытка прекратить процедуру обращения взыскания на его пятикомнатную квартиру

По завершении формирования конкурсной массы выяснилось, что кроме пятикомнатной трехэтажной квартиры в Подмосковье у гражданина нет иного имущества, которое могло быть взыскано с целью погашения задолженности перед кредитором.

Впоследствии Анатолий Фрущак обратился в суд с ходатайством об исключении из конкурсной массы спорной квартиры, которая была единственным жильем должника. Данное ходатайство было удовлетворено арбитражным судом г. Москвы.

Апелляция и кассация оставили определение суда первой инстанции без изменения. Суды пришли к выводу о недопустимости обращения взыскания на единственное жилье должника. Свое решение суды обосновали ссылками на ст. 446 ГПК РФ, ст. 213.1, п. 1 и 2 ст.

213.25 Закона о банкротстве.

Дополнительные обстоятельства, принятые ВС во внимание

Андрей Кузнецов обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, который оценил обстоятельства, ранее установленные судами общей юрисдикции.

Так, 19 октября 2010 г. Одинцовский горсуд заочно взыскал с Анатолия Фрущака в пользу Андрея Кузнецова задолженность по договору займа и судебные расходы на сумму 8,7 млн руб. В январе следующего года было возбуждено исполнительное производство, в ходе которого на спорную квартиру был наложен арест. Летом 2011 г.

заочное решение суда было отменено, и Анатолий Фрущак заключил со своей супругой соглашение о разделе имущества – спорная квартира перешла супруге должника, а в собственность последнего достались 900 тыс. руб. Впоследствии супруги официально развелись, и бывшая жена должника подарила спорную квартиру своей дочери.

В 2013 г.

суд признал соглашение о разделе имущества супругов и договор дарения спорной квартиры недействительными сделками, совершенными с целью сокрытия имущества от обращения на него взыскания по требованию кредитора, прекратив право собственности бывшей супруги и ее дочери на спорную квартиру. Судебный пристав-исполнитель восстановил права Анатолия Фрущака на квартиру и наложил на нее арест, оценив ее в 20 млн руб. Далее квартиру передали на реализацию путем открытых торгов в форме аукциона.

Также суды признали законность действий судебных приставов-исполнителей по реализации спорной квартиры. Кроме того, суд отказался удовлетворять иск бывшей супруги к Анатолию Фрущаку о разделе совместно нажитого имущества по причине недобросовестности ее действий, направленных на сокрытие имущества от обращения на него взыскания.

В ряде судебных актов суды общей юрисдикции зафиксировали факт недобросовестности самого должника в виде злоупотребления правом, так как совершенные им действия препятствовали реализации спорной квартиры для погашения установленной судом задолженности.

При этом суды установили, что с момента покупки спорной квартиры Анатолий Фрущак в ней не проживал, а был зарегистрирован по фактическому месту жительства. Регистрация должника в спорной квартире состоялась лишь в октябре 2017 г.

(после снятия ареста с недвижимости).

Верховный Суд отправил спор на новое рассмотрение

Оценив вышеуказанные обстоятельства, ВС РФ пришел к выводу, что применение ст. 446 ГПК в части, касающейся обращения взыскания на жилое помещение, должно быть одинаковым как в исполнительном производстве, так и в процедуре банкротства.

Как указал Суд, в обособленном споре единственный кредитор должника неоднократно ссылался на то, подача должником заявления о признании себя банкротом направлена на исключение из конкурсной массы должника единственного ликвидного актива – спорной квартиры, рыночная стоимость которой составляет 28 млн руб.

В этой связи ВС отверг выводы арбитражных судов о том, что ссылки кредитора на судебные акты судов общей юрисдикции, состоявшиеся до возбуждения дела о банкротстве, не имеют правового значения.

Верховный Суд пояснил, что арбитражные суды присвоили спорной квартире статус единственного жилья в отсутствие каких-либо пояснений и без указания каких-либо новых обстоятельств дела.

При этом они не опровергли доводы кредитора о том, что подача в суд должником заявления о собственном банкротстве преследовала единственную цель по обходу вступивших в законную силу судебных решений. Указанными действиями должник намеревался прекратить процедуру обращения взыскания на имущество, законность которой уже была подтверждена в судебном порядке.

С учетом изложенного ВС РФ вынес Определение № 305-ЭС18-15724 по делу № А40-67517/2017, отменив судебные акты нижестоящих инстанций и направив дело на новое рассмотрение.

Суд отказал должнику в исключении спорного жилья из конкурсной массы

При новом рассмотрении дела АС г. Москвы отметил, что недобросовестность действий Анатолия Фрущака по воспрепятствованию им реализации спорной квартиры была фактически установлена вышеупомянутыми судебными актами.

Поэтому ни пояснения должника и его представителя в судебном заседании, ни показания вызванных им свидетелей, подтвердивших факт проживания должника в спорной квартире, не являются допустимыми доказательствами, поскольку они направлены на переоценку обстоятельств, установленных вступившими в законную силу судебными актами.

Также суд отметил, что аналогичные объяснения были представлены Анатолием Фрущаком в Верховном Суде РФ в качестве письменных пояснений по кассационной жалобе его кредитора, причем в текущем судебном разбирательстве он не опроверг доводы противной стороны, возражающей против удовлетворения его ходатайства.

С учетом изложенного арбитражный суд г. Москвы вынес определение, которым оставил без удовлетворения заявление должника об исключении из его конкурсной массы спорной квартиры.

Эксперты «АГ» поддержали решение суда первой инстанции

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев заметил, что в своем определении арбитражный суд практически дословно повторил позицию Верховного Суда от 29 ноября 2018 г. «Судом в очередной раз подчеркнуто, что недобросовестное поведение должника уже фактически установлено судами в других процессах, поэтому данные факты не требуют дополнительного доказывания», – считает эксперт.

«Примечательно, что такие выводы суда в российской практике впервые появляются при рассмотрении дела в первой инстанции. Это означает, что позиция Верховного Суда позитивно повлияла на правоприменительную практику, и в дальнейшем суды будут руководствоваться именно ей, а юристы, представляющие кредиторов, еще и данным определением арбитражного суда», – подчеркнул адвокат.

При этом в качестве негативного фактора Илья Прокофьев отметил частое упоминание в документе со ссылкой на определение ВС РФ формулировок «недобросовестное поведение» или «сокрытие имущества». «Такие формулировки, в случае их закрепления в практике, могут привлечь к популяризации возбуждения правоохранительными органами уголовных дел по ст. 195 и 196 УК РФ», – полагает адвокат.

Руководитель группы по банкротству АБ «Качкин и Партнеры» Александра Улезко полностью поддержала решение суда.

«Многочисленные злоупотребления должника, как на этапе исполнительного производства, так и производства по делу о банкротстве привели к тому, что кредитор более 8 лет (с октября 2010 г.) не может получить исполнение решения суда о взыскании в его пользу денежных средств.

Совершенно правильно, что недобросовестное поведение, направленное на сокрытие имущества от обращения на него взыскания, не должно поощряться судом», – отметила эксперт.

По мнению эксперта, данное дело показательно тем, что в исключительных случаях, исходя из конкретных обстоятельств дела, суд все же может преодолеть исполнительский иммунитет единственного жилого помещения.

Она выразила надежду, что такой подход поможет противодействовать уклонению от исполнения своих обязательств недобросовестными должниками в других делах.

«Более того, такое поведение должника должно влечь последствия в виде неосвобождения его от исполнения обязательств по результатам процедуры банкротства», – считает Александра Улезко.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/sud-otkazalsya-isklyuchat-iz-konkursnoy-massy-dolzhnika-edinstvennoe-zhile-stoimostyu-28-mln-rub/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.